Нужна ли реформа московскому здравоохранению?

Нешуточный скандал разгорелся после публикации выводов Счетной палаты РФ о неэффективности оптимизации государственной и муниципальной систем здравоохранения. Лидером неправильных реформ оказалась Москва.


Ранее в статье от 6 декабря 2012 г. «Реформа здравоохранения в Москве: какая медицина нас ожидает?» мы предполагали, с какими трудностями в получении медицинской помощи столкнется рядовой москвич. И оказались правы.


Наиболее понятно первые результаты нововведений прокомментировала Председатель правления Ассоциации профессиональных медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования, доктор медицинских наук, Гузель Улумбекова. В эфире «ОРТ» она рассказала о том, что смертность в Москве в 2015 году увеличилась на 8,5%. За год в абсолютных цифрах мы дополнительно потеряем около 8000 жизней москвичей. С 2005 года смертность снижалась по всей стране, достигнув показателя 13,1 на 1000 человек, что явилось следствием правильной политики в области здравоохранения, включая приоритетное финансирование. Влияние кризиса, погодных и прочих условий не так значимо: в Московской области в сфере охраны здоровья населения традиционно ничего не делалось, однако показатель смертности там не вырос. По мнению Гузель Улумбековой, плохие показатели в столице напрямую связаны с некомпетентностью руководителей московского здравоохранения.


В свою очередь, Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова заявила в Счетной палате РФ, что люди умирают вовсе не от реформ в здравоохранении, а от «невротизации вследствие финансово-экономических колебаний». Как говорится, все болезни от нервов и только одна от удовольствия.


Кто автор реформы здравоохранения в Москве?


Многие склонны все заслуги по искоренению москвичей приписать Заместителю Мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам социального развития Леониду Печатникову. Оказалось, что он просто добросовестный исполнитель чужой воли.


Так, в ходе «разборок» между чиновниками различных ведомств, всплыл на поверхность довольно интересный и познавательный документ. Еще в 2013 году, по инициативе Министерства финансов РФ, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (ВШЭ) подготовил отчет по проведению оценки эффективности расходов федерального бюджета и представлению предложений по их оптимизации. Иными словами, как на нас, граждан, меньше потратить денег.


И «автор смерти» вовсе не Леонид Печатников, а Член Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации, член Ученого совета ВШЭ Сергей Шишкин, специализирующийся на экономической кибернетике (процессы управления и передачи информации в машинах, человеке, обществе).



Приведем лишь отрывок из предложений Сергея Шишкина. Результаты проведенного исследования позволяют следующим образом определить актуальные направления повышения эффективности государственных расходов на здравоохранение в России:


— передача части объемов медицинской помощи врачей узких специальностей — врачам участковой службы;


— сокращение необоснованной потребности в стационарной помощи;


— снижение потребности в объемах стационарной помощи за счет сокращения длительности госпитализации;


— экономия на текущих расходах медицинских учреждений;


— экономия на закупках лекарственных средств.


И это еще не все.


По мнению ученых ВШЭ, данные зарубежных исследований результативности отдельных видов профилактических осмотров и процедур, приводят к выводам, что во время диспансеризации нецелесообразно делать всем осматриваемым без медицинских показаний клинический анализ крови, исследование на сахар, флюорографию, маммографию и электрокардиографию (ЭКГ).


Во как! Московские реформаторы такое даже шепотом произносить боятся.


Что делать в сложившейся ситуации?


1. Оторвать от медицины различных экономистов-кибернетиков и вернуться к сложившимся реалиям.


2. Прекратить безумную реформу и заняться конкретной рутинной работой. Убрать лишних посредников между деньгами и пациентом в лице паразитирующих страховых компаний в системе ОМС.


3. Рационально использовать коечный фонд, а не сокращать его. Против затеи Леонида Печатникова о койках интенсивного лечения никто не выступает. Все правильно: лучшее оборудование, квалифицированные врачи должны в условиях недостатка средств и кадров концентрироваться в нескольких больницах. Но почему выпадают достаточно дешевые, но так необходимые койки для долечивания? Неужели не понятно, что ни одна поликлиника не сможет выхаживать пациента через 3 – 5 дней после операции или инсульта. Может стоит вернуться к прежней системе с поправками на современные возможности медицины: койка интенсивного лечения – койка долечивания – койка санаторного лечения и реабилитации. Экономия на койко-днях оборачивается не только финансовыми, но и людскими потерями. Пытаться лечить человека дома – неэффективно и дорого.


4. Разгрузить поликлиники от непрофильных пациентов: нуждающихся в госпитализации и недолеченных в больнице, которыми сейчас их буквально завалили. Наиболее востребованные узкие специалисты должны быть в шаговой доступности. Развитие службы неотложной помощи позволит не только снять лишнюю нагрузку на участковых терапевтов, но и обеспечит преемственность в лечении больного.


5. В Москве самая дорогая «скорая помощь». Один вызов обходится государству примерно в 7,5 тысяч рублей (в регионах 1,5 – 2,5 тысячи рублей). Для сравнения: койко-день в больнице около 6 тысяч рублей в сутки. Сам же Леонид Печатников говорит о том, что пора менять менталитет и не пользоваться медициной так, как службой быта. Внедрение принципа «вызов скорой помощи означает госпитализацию» быстро отобьет охоту обращаться в экстренную службу по каждому пустяку. Только эта мера, с учетом того, что профильных экстренных вызовов всего лишь около 20%, в год даст экономию около 20 млрд. рублей. Доступность медицинской помощи при этом не снижается: неотложная помощь приезжает к больному в пределах 20 – 40 минут.


6. Отстранить от медицины Госнаркоконтроль. Это ж сколько специалистов нужно отвлечь от работы и потратить кучу рабочего времени на выписку нескольких ампул обезболивающего лекарства. Почему мы так не доверяем участковому терапевту – основной базовой единице системы здравоохранения?


7. Кадровый вопрос – пожалуй, единственный, в котором нет разногласий между экономистами-кибернетиками, организаторами здравоохранения и практикующими специалистами. Реформа медицинского образования – первый и главный шаг к качественно новой и современной российской медицине.


реформа здравоохранения в Москве

Статью нашли по запросам:
  • https://yandex ru/clck/jsredir?from=yandex ru;search;web;;&text=&etext=1840 z0nQgIvDuGmWwmJK3Tv-lf-DS1_GxBLnYaFdfgFfZ2rRBitpKSbvMig2evLp5BGW 2331700e22d482bfcaaa7eb36931755b57f2fd1e&uuid=&state=_BLhILn4SxNIvvL0W45KSic66uCIg23qh8iRG98qeIXme
Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично Оцените статью
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

пять × 4 =

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: